Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Журавль благовестия



Шоу-син, Старец Южного полюса и олицетворение звезды Канопус из созвездия Киля, в даосском пантеоне дарует долголетие. Его изображение преподносят в Китае на Новый год. Прилетает Шоу-син на журавле, как показано на фрагменте свитка Шан Сина - придворного художника династии Мин (1426-1435). Старца приветствуют четверо бессмертных: два даосских мастера и два буддийских монаха-поэта.
Collapse )
promo alexspet november 3, 2018 16:04 16
Buy for 30 tokens
Всех, кто видел картины Брейгеля в реальности, в какой-то момент охватывало желание вооружиться лупой. Художник тщательно выписывал мельчайшие детали не только на переднем плане - у нижней кромки картин, но и на дальнем плане - у линии горизонта. По сведениям биографов Брейгель во время…

Лодка легка - Южный холм за спиной...

Кликабельно
Ли Сысюнь (приписывается). Плывущие лодки и дворец на берегу реки. Шёлк, тушь, краски, 101,9х54,7 см. Национальный Дворец-музей, Тайбэй

Живописцев-чиновников, а также поэтов и монахов я уже упоминала, был и адмирал, сегодня на очереди - генерал!)) Да, Ли Сысюня (李思训; 651—716) в истории китайского искусства часто называют генералом Ли по последнему высокому званию в Императорской гвардии. Семья Ли принадлежала к династии Тан - правящему императорскому дому в 618—907 годах, так что живопись не была основным занятием в его жизни. Тем не менее, именно Ли Сысюня считают родоначальником так называемого "сине-зелёного" пейзажа в китайской живописи - за преобладающие цвета на вершинах холмов. В работах генерала Ли, как полагают историки китайской живописи, пейзаж впервые возвысился до самостоятельного жанра. Хотя фигуры людей на его свитках присутствуют (даже во множестве!), но они - крошечные детали в величественной картине природы.
Collapse )

Гусю кажется - Где-то откликнулась стая...


Пара диких гусей на осеннем островке. Национальный дворец-музей, Тайбэй

На переправе
уже темнеть начинает.
Люд деревенский
за очередь в лодке спорит.

Колокол ближний
звучит в монастырском храме.
Дальних oгнeй
свет зажёгся в прибрежных сёлax.

Гуси в полёте -
тоскую по письмам из дома.
Крик обезьян -
и обильней струятся слёзы.

Чёлн одинокий,
и всюду бескрайняя осень...
Осень с луною...
но больше нет сил об этом!
Цэнь Шэнь «В лодке на юге Ба», перевод Льва Эйдлина

Гусь в китайской поэзии - символ одиночества и скитаний.

Collapse )

"Относит ветр гусей летучих" или "Всё дело в шляпе"


Чжоу Вэньцзюй 周文矩 (?). Сад учёных, эпоха Пяти династий. Шёлк, тушь, краски, 37,4х58, 5 см. Дворец-музей, Пекин
Кликабельно

Тысячелетняя, без преувеличения, традиция китайских поэтов собираться для соревнования в каллиграфии и написания стихов экспромтом породила множество изображений таких собраний. Проводились они чаще всего на открытом воздухе - в саду, отчего и получили китайское название "Вэньюань", буквально - "Сад образованных" (синонимы для китайцев - культурных, благородных, учёных). Переводят это устойчивое словосочетание по-разному: "сад учёных", "сад литераторов", "литературное собрание". Последнее, пожалуй, ближе всего по смыслу - как "литературный салон" в европейской традиции. Картина на шёлке в начале поста некоторыми знатоками приписывается Чжоу Вэнцзюю, о котором я упоминала в прошлой публикации. Причудливая, но очень интересная история атрибуции этого произведения необычайно показательна.
Collapse )

Холодный месяц далёк и чист …


Холодный месяц далёк и чист,
В глубокой спальне тишь.

На занавеску из жемчугов
Бросает тень утун.

Осенний иней вот-вот падёт,
То чувствует рука:

При свете лампы крою и шью,
И ножницы - как лёд.

Бо Цзюй-и, перевод Л.З.Эйдлина

В китайской живописи, как и в китайской поэзии, копирование, цитирование, бесконечные повторения сюжетов и целых фрагментов из шедевров древности - давняя традиция. Поэтому ничего удивительного, а тем более зазорного, в том, что императрица Цыси обзавелась "литературными неграми", для китайцев нет. Хотя не все императоры поступали подобным образом, но, думаю, сколько таких было на самом деле, мы никогда не узнаем.)) А вот император Хуэй-цзун, о живописи которого я уже упоминала здесь, честно указывал в колофонах, чьи работы копировал, и печать свою тоже ставил, конечно. На заставке вы видите фрагмент свитка, который он написал под впечатлением от работы художника Чжан Сюаня. Полностью свиток - под катом.
Collapse )

В лабиринтах китайской живописи



Кисти, тушь, бумага или шёлк,
Каллиграфия, пейзаж, стихи –
Всяк чиновник в этом знает толк,
Да не всяк поэт, хоть стихотворцев – полк…


Увлекательнейшее дело - читать жизнеописания китайских поэтов, художников и каллиграфов, тем более, что большинство из них были высокопоставленными чиновниками и для получения поста сдавали государственные экзамены, показывая, в том числе, владение кистью в каллиграфии и умение слагать стихи. Так что довольно часто автор пейзажа и автор каллиграфически написанных стихов на свитке - один и тот же человек. Название сегодняшнего поста станет тэгом к следующим историям о китайских живописцах. А пока небольшая байка - их тоже очень много в истории китайской живописи и поэзии.
Collapse )

Жизнь - боль или "Падение Икара"


Брейгель Мужицкий. Падение Икара, около 1558. Холст на дереве, масло, 73,5х112 см. Koninklijke Musea voor Schone Kunsten van België, Брюссель

Актуальность откровений старых мастеров живописи в Музее изящных искусств в Брюсселе однажды поразила поэта Уистена Хью Одена (Wystan Hugh Auden). И, глядя на "Падение Икара" Питера Брейгеля (сейчас есть мнение, что это работа неизвестного копииста), он передал свои мысли и чувства в стихотворении, которое так просто и назвал "Musée des Beaux Arts" - Музей изящных искусств.
Collapse )

Зима намекает, но не приходит...



Второй день около нуля и дождь. Некоторые называют такую погоду сранью небесной - они недалеки от истины))).

Сегодня всплыл старый перепост на фейсбуке - решила повторить тут для настроения: без дзена смириться с происходящим за окном невозможно.)))

Collapse )

Сипуха на колокольне

Многие знают прелестное изображение сипухи художника Уильяма Джеймса Уэбба (William James Webbe), которое он назвал строчкой из вдохновившего его стихотворения Альфреда Теннисона.


The White Owl. 'Alone and warming his five wits, The white owl in the belfry sits', 1856

Обычно приводят перевод Г.Кружкова - других в интернете не найти, хотя он и не нравится многим. Я рискнула сделать свой перевод, не судите строго!)))
Collapse )