Alexandra Shpetnaya (alexspet) wrote,
Alexandra Shpetnaya
alexspet

Category:

Грехи на столе


Босх. Семь смертных грехов и четыре последние вещи, 1505-1510.
Тополевая доска, масло,119,5x139,5 см. Музей Прадо
(Кликабельно)

Одно из самых необычных творений Босха, об авторстве которого, к тому же, до сих пор ведутся споры среди участников группы Bosch Research and Conservation Project. Испанцы настаивают на авторстве Босха и на своей выставке к 500-летию художника, которая до сентября продолжается в музее Прадо, выставили "Семь смертных грехов" как произведение Босха. Аргументы в пользу Босха, на мой взгляд убедительные, изложены Пилар Сильвой, специалистом из музея Прадо в группе Bosch Research and Conservation Project, в конце поста на видео с сайта Прадо - с моим переводом. Но сначала - о необычности самой композиции картины.
На выставке картину демонстрируют в горизонтальной витрине, чтобы удобнее было рассматривать "калейдоскоп сцен", расположенных по внешнему кольцу центрального круга композиции. Очевидно, именно неудобство разглядывания основных сцен "Семи смертных грехов" и породило предположение, что картина является расписанной столешницей из древесины тополя. У нее, к тому же, не было рамы. Но столом картина, все же, не была, а с 1574 года вплоть до смерти Филиппа II провисела в его личных апартаментах в Эскориале, который покинула после начала гражданской войны в Испании 1936-1939 годов.
Центральный круг, подобно огромному вогнутому зеркалу, включает в себя изображения смертных грехов, расположенных кольцом по внешней окружности; затем - кольцо с сиянием: золотые лучи на розоватом фоне; следующее золотистое кольцо имеет надпись в нижнем сегменте "Cave Cave Deus Videt", которая, словно якорь, прекращает "кружение взглядом" по изображению; и окончательно иерархия верха и низа композиции закрепляется в центральной сцене с полуфигурой воскресшего Христа во гробе на лазоревом фоне. Смысл надписи:"Бойся, бойся, ибо Господь всё видит" - подтверждает, что изображено Око Господне.
Суть изображенных грехов очевидна и трудностей истолкования не представляет, но их расположение по кольцу, помимо идеи "Всевидящего ока", намекает, по-моему, еще и на изначальное родство всех грехов человеческих и их взаимное порождение и поглощение: совершишь один - вытянешь цепочкой по кругу остальные, справишься с одним - одолеешь все другие. И хоть и говорят, что мать всех пороков - Лень (скорее - Праздность), но первая жанровая сцена внизу круга посвящена Гневу:
Следующий сегмент (по часовой стрелке) - отдан Зависти: В этой сцене изображение двух собак перед брошенными хозяином костями, пожалуй, наиболее красноречиво. Вопреки распространенному мнению, что это иллюстрация фламандской поговорки "Две собаки и одна кость согласия не найдут", мы видим нечто более интересное и более напоминающее нашу поговорку "очи завидющи": брошенных костей одной из собак мало и она лаем требует у хозяина последнюю, которую тот зажал в руке. Вторая собака в этот момент раздумывает, как бы умыкнуть обе брошенные кости у лающей "оппозиционерки". Морализаторство с завистливыми взглядами повторяется, хоть и не столь очевидно, в действиях людей: пока хозяин с костью в руке и его супруга провожают взглядом богатого путника с соколом на руке и его слугу с мешком добра на спине, некий прыткий ухажер пытается записочкой выманить на свидание их дочь. Следующая сцена с представителем магистрата, тайком принимающим левой рукой взятку от просителя по делу и одновременно выслушивающим его оппонента с большим кошельком в руках - это Алчность . Очень красноречиво и актуально на все времена, так что объяснения излишни. Отмечу только, что сам выбор Босхом дважды продажного судьи для иллюстрации корыстолюбия подчеркивает именно "перебор" - крайнюю степень одного из свойств слабой человеческой натуры, как и в предыдущей сцене.
Перевернутая вверх ногами сцена обжорства и пьянства олицетворяет грех Чревоугодия:. Дремлющий у очага бездельник с кислой миной на лице изображает грех Лени (Праздности):
Следующий сегмент со сценой избиения шута представляет Прелюбодеяние: . Здесь снова акцент сделан на излишествах: соблазнять друг друга и предаваться неге, вкушая вино, очевидно, для Босха еще как-то допустимо, а вот "подогревать" все это шутовскими песнями и плясками с игрой на арфе, флейтах и бубне - бесовство. Здесь хочется вспомнить Босховский "Музыкальный ад" из триптиха [Сад любострастия]http://alexspet.livejournal.com/72248.html - не любил художник музыкантов и музыку, ой не любил!)))
Завершающая круг сцена посвящена Гордыне (Высокомерию): Аллегория зеркала - окна в потусторонний мир, подчеркнута вырядившимся в чепчик горничной бесом, подносящим зеркало к лицу залюбовавшейся собой хозяйки дома.

Итог земной жизни человека (Четыре последние вещи) представлен сценами в четырех малых кругах по углам картины: "Смерть", "Страшный суд", "Преисподняя" и "Слава (Небеса)":

(Все картинки кликабельны)

На развернутых лентах у верхнего и нижнего края картины помещены цитаты из Второзакония: Gens absq[ue] [con]silio e[st] et sine prudentia // deutro[m]y 32 [um//] utina[m] sapere[n]t [et] i[n]telligere[n]t ac novissi[m]a p[ro]videre[n]t («Ибо они народ, потерявший рассудок, и нет в них смысла», Второзаконие 32:28) и Absconda[m] facie[m] mea[m] ab eis: et [con]siderabo novissi[m]a eo[rum] («Сокрою лицо мое от них и увижу, какой будет конец их», Второзаконие 32:20).

Под нижней лентой на увеличенном изображении видна каллиграфическая сигнатура Босха. Сотрудники музея Прадо считают подпись подлинной. Далее речь пойдет об аргументах в пользу авторства Босха. Картина написана на основе из древесины тополя, не позволяющей провести качественный дендрохронологический анализ. Поэтому дату картины сотрудники Прадо вывели из особенностей изображенных головных уборов - 1505-1510 годы, а само использование тополя, хоть и не характерное для Босха, не считают определяющим аргументом в споре, так как в практике Босха встречалось использование другой древесины для вещей иного функционального предназначения: Пилар Сильва в ролике опять ссылается на версию, что картина - столешница, для которой более легкий, чем дуб тополь подходил лучше. Этот аргумент, на мой взгляд, слабоват, но есть и другие. Далее даю обобщенный перевод-комментарий к видео. С начала видео и до эпизода 1.43 Пилар Сильва рассказывает об особенностях композиции, которые уже изложены в начале поста. А на указанное время приходится ее объяснение, что Босх отошел от средневековой традиции изображения в центре грехов, которые считались источником остальных -обычно это были Зависть или Гордыня, отдав главное место Гневу. Далее она отмечает, что традиционно Гордыню представлял мужчина, так как этот грех - общее свойство лидеров, а здесь изображена женщина. В сцене Чревоугодия Пилар обратила внимание на почти незаметное изображение совы в нише над дверью (символ греха и зла), которая столь часто встречается в работах Босха, что может служить своеобразной подписью мастера. Далее на моменте 2.51 Пилар упоминает об аргументе противников авторства Босха: подаривший картину Филиппу II Фелипе де Гевара оставил письменное упоминание о том, что эту работу выполнял ученик Босха. (Опубликована эта информация была уже после смерти дарителя, что вызывает сомнения о причине утаивания им информации об авторе от короля, которому он дарил и копии Босха, честно предупредив об этом - из пояснений на сайте Прадо). Момент 3.19 показывает рентгенограмму картины, а Пилар объясняет особенности основы из древесины тополя. С момента 3.47 Пилар говорит, что меловой грунт на животном клее состоит из таких же материалов, что и грунты других исследованных ими картин Босха. На фрагменте 3.55 показана рефлектограмма в инфракрасном излучении, дающая возможность видеть подготовительный рисунок на поверхности грунта, который сделан кистью органической черной, как в большинстве работ Босха. Пилар отмечает, что между рисунком и окончательным вариантом в завершающем живописном слое есть отличия, которые показывают свойственный Босху процесс работы над картиной: часть фрагментов промоделирована уже на стадии рисунка, а часть только намечена тонкими силуэтными линиями, а окончательно доработана, иногда с изменениями, на стадии прописок красками. Показывая эти места, Пилар объясняет, что такой творческий метод, характерный для Босха, не смог бы имитировать никакой другой художник, даже талантливый ученик, поэтому у нее нет сомнений, что "Семь смертных грехов" - это шедевр кисти Босха, который открыл великую традицию фламандской жанровой живописи.


Tags: Босх, Живопись, дебри атрибуции, музейное закулисье
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo alexspet november 3, 2018 16:04 16
Buy for 30 tokens
Всех, кто видел картины Брейгеля в реальности, в какой-то момент охватывало желание вооружиться лупой. Художник тщательно выписывал мельчайшие детали не только на переднем плане - у нижней кромки картин, но и на дальнем плане - у линии горизонта. По сведениям биографов Брейгель во время…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments