Alexandra Shpetnaya (alexspet) wrote,
Alexandra Shpetnaya
alexspet

Category:

"Относит ветр гусей летучих" или "Всё дело в шляпе"


Чжоу Вэньцзюй 周文矩 (?). Сад учёных, эпоха Пяти династий. Шёлк, тушь, краски, 37,4х58, 5 см. Дворец-музей, Пекин
Кликабельно

Тысячелетняя, без преувеличения, традиция китайских поэтов собираться для соревнования в каллиграфии и написания стихов экспромтом породила множество изображений таких собраний. Проводились они чаще всего на открытом воздухе - в саду, отчего и получили китайское название "Вэньюань", буквально - "Сад образованных" (синонимы для китайцев - культурных, благородных, учёных). Переводят это устойчивое словосочетание по-разному: "сад учёных", "сад литераторов", "литературное собрание". Последнее, пожалуй, ближе всего по смыслу - как "литературный салон" в европейской традиции. Картина на шёлке в начале поста некоторыми знатоками приписывается Чжоу Вэнцзюю, о котором я упоминала в прошлой публикации. Причудливая, но очень интересная история атрибуции этого произведения необычайно показательна.

Самая известная пирушка поэтов (а без возлияний не обходилось, как правило) проходила в Павильоне орхидей, где поэт и каллиграф Ван Сичжи, Гу Кайчжи и другие участники соревновались в том, кто лучше выловит кубок с вином, проплывающий мимо на листе лотоса по ручью - выловит, выпьет и сразу же прочтёт стихотворение. Ван Сичжи любил смотреть на плавающих гусей: движение их лапок вдохновляло его на красивые движения в написании иероглифов.)) Сюжет "Ван Сичжи и гуси" распространён даже в народных китайских картинках. Поэтому неудивительно, что и данную сцену, по одной забавной версии, отнесли к этому знаменитому соревнованию, а сам Ван Сичжи здесь задумался, опираясь на камень с кистью в руке, а взглядом провожает пролетающих гусей.))) Ещё один из участников сцены тоже смотрит в сторону улетающих птиц. Картина когда-то была свитком, а позже была переоформлена для хранения в альбоме с шедеврами императорской коллекции. Один из императоров, уже хорошо знакомый нам Хуэй-цзун, оставил собственноручную надпись на картине, в которой назвал автором известного художника эпохи Тан Хань Хуана, который изобразил здесь встречу со своими друзьями. Хань Хуан (韓滉 723—787) происходил из знатного чиновничьего рода, а значит имел прекрасное образование - умел слагать стихи, владел каллиграфией, но живописью занимался только на досуге, потому что был крупным государственным деятелем в довольно смутные времена. Во время подавления мятежей однажды даже командовал флотом, как он находил время для живописи - загадка. Может быть никто и не стал бы спорить с императором Хуэйцзуном об авторстве, но в музее Метрополитен в Нью-Йорке хранится свиток, на котором изображены те же литераторы у той же кривой сосны, но справа есть ещё первый эпизод этого собрания, где изображены ещё трое чиновников-поэтов, буддийский монах и двое мальчиков-служек. Называется эта композиция в музее Метрополитен "Персонажи Люлитана".


Неизвестный китайский художник эпохи династии Сун. Учёные Люлитана, конец 13 века. Ручной свиток, шёлк, тушь, краски, 38,4 × 836,9 см. Метрополитен, Нью-Йорк

Наступил момент, когда этот свиток привлёк внимание одного из китайских исследователей - Сюй Бангда. Внимательно прочитав все надписи на свитке и колофонах, где упоминались участники встречи у поэта Ван Чанлина в Люлитане, он пришёл к выводу, что это копия с работы художника эпохи Пяти династий (907-960 годы). В надписи от имени императора Хуэй-цзуна свиток назывался шедевром, но автограф императора был признан фальшивкой. Сюй Бангда даже в этой, по его мнению, копии сунской эпохи с картины Чжоу Венцзюя "разглядел" слабое подражание характерной "вибрирующей кисти" (другой вариант - "боевой кисти") - стилю "чжанби", родоначальником которого и был Чжоу Венцзюй. В первой картине из пекинского музея хорошо видна "пульсирующая" линия, которая, как гибкая проволока, очерчивает складки одеяний поэтов - это и есть "чжанби".

Люлитан - место, где собрались поэты на свитке из музея Метрополитен, был официальной резиденцией управляющего уезда Цзяннин (нынешний Нанкин провинции Цзянсу). То есть "Люлитан" - зал, облицованный глазурованной плиткой, где управляющий вёл приём по разным делам. А собрались гости на заднем дворе Люлитана, куда служители вынесли часть мебели и наборы "четырёх драгоценностей": бумагу, тушь, кисти и тушечницы для растирания туши. Хозяин собрания - поэт и каллиграф Ван Чанлин, который и был в тот момент управляющим в Цзяннине, показан в чёрной одежде на правой части свитка из музея Метрополитен. Он активно дискутирует о чём-то с буддийским монахом, сидящим напротив в кресле. Слева от монаха поэт в красном наряде читает, скорее всего, буддийские сутры. Монах с непокрытой головой, по версии музейных сайтов в Пекине и Нью-Йорке - это Лю Шэньсюй по прозвищу "Чжан Безумец". Он прославился виртуозной каллиграфической скорописью, был поэтом и одним из восьми знаменитых пьяниц, которых упомянул в стихах поэт Танской эпохи Гао Ши. Под действием вина Лю Шэньсюй частенько забывался и снимал головной убор даже в присутствии высокородных особ. Вот, кстати, головные уборы чиновников, чёрные шляпы "уша" (другое название - "футоу" - головной платок) - очень серьёзный аргумент в пользу написания этой сцены не ранее эпохи Пяти династий. До этого времени у футоу концы свободно свисали на затылке, а с эпохи Пяти династий их специально крахмалили, чтобы можно было загнуть их вверх, как у Ван Чанлина и ещё у двух его гостей на фрагменте в левой части свитка: сидящего на камне со свитком и стоящего у кривого ствола сосны. На сосну, задумавшись, опирается, как полагают, знаменитый поэт Ли Бо, а рядом опирается на камень с кистью в руках (провожая взглядом птиц) - поэт Цэнь Шэнь. На этом собрании присутствовал и Гао Ши, упомянутый выше. Здесь мы сделаем отступление на поэзию чиновников и монаха со встречи в Люлитане. Конечно, чиновниками они были не всю жизнь, им были ведомы невзгоды полуголодного существования, опала по наветам, взлёты карьеры, аресты и милость правителей - было что вспомнить и отразить в своих стихах. Больше всего, проучившись до 30 лет для сдачи экзамена на чиновничью должность, они ценили взаимопонимание и дружбу. Служили чиновники, как правило, вдали от дома и родных, поэтому редкие встречи с друзьями были для них настоящим праздником.

Расстаюсь с Дун Тянем

На десять вёрст желтеют тучи,
И солнце белое садится.
Относит ветр гусей летучих,
И снег не прекращает виться.
Не сожалей, что ты не встретишь
В пути узнавшего тебя.
Подумай только, кто на свете
Тебя не знает так, как я.
Гао Ши, перевод Юлиана Щуцкого

В "Ненюфаровом доме" провожаю Синь Цзяня

Слился холодный дождь с рекой ...
Мы ночью в У* прийти успели.
Я гостя проводил с зарёй
И горы Чу** осиротели.
Когда Лоянские *** друзья
Заговорят с тобою вскоре,
То ты скажи, что сердцем я
Как льдинка в яшмовой амфоре****.
Примечания
* У - название местности в древнем Китае.
** Горы, в которых жил поэт.
*** Лоян - древняя столица Китая.
**** Выражение абсолютно чистой дружбы.

Ван Чанлин, перевод Юлиана Щуцкого

…"Цян-цян" - звенят нефриты в движенье,
Там-тут, здесь-там высятся сосен стволы,
Горные цепи в поворотах-изгибах вьются,
Океана безбрежность изливается силой кисти…

В такой характерной для китайского поэта символико-метафорической форме писал великий Ду Фу (712-770) о скорописи своего современника, знаменитого каллиграфа Чжан Сюя. А ниже - стихи самого безумного Чжана - Лю Шэньсюя:

Плыву в лодке по Цинси - Чистой Реке

Путник, в лодке плывущий,
направляется далеко.

Вот приблизился вечер,
затянули песню гребцы...

Я, смеясь, обнимаю
в водах Чистой Реки луну:

Мне сиянием чистым
любоваться не надоест!
Чжан Сюй, перевод Льва Эйдлина

Провожу ночь с другом

Ночь благосклонна
К дружеским беседам,

А при такой луне
И сон неведом,

Пока нам не покажутся,
Усталым,

Земля - постелью,
Небо - одеялом.
Ли Бо , перевод Александра Гитовича

Провожаю друга, отправляющегося в земли царства Шу

О дороге Цань Цуня я когда-то уже слыхал:
Среди круч и обрывов идти по ней нелегко.
Пред лицом человека возвышаются тени скал,
А над гривою конской проплывает край облаков.
Среди рощи душистой Цинский Мостик стоит давно,
За весенним потоком поднимаются башни Шу.
Повышенье иль ссылка - должно быть уже решено.
Что гадать? Я Цзюн Пина ни о чем теперь не спрошу!
Цэнь Шэнь, перевод Бориса Мещерякова


Благодаря сунской копии свитка из музея Метрополитен можно представить себе полную версию картины из пекинского Дворца-музея: то ли правая часть была утрачена, то ли и это тоже копия с подлинной работы Чжоу Венцзюя, но лучшего качества и более ранняя: на пекинском свитке стоит подлинная печать коллекции императорской живописи Цзисянь Юань, значит свиток попал в коллекцию не позднее 10 века. В наследии Чжоу Венцзюя - одни копии, доказанных оригиналов не сохранилось, поэтому очень странно делать выводы о стиле этого художника по копиям. Но я не знаток китайской живописи, и мне не понять логику китайцев.))) Шляпы мне кажутся самым убедительным аргументом в датировке. Вот на картинке их типы:



А на видео показано, как наряжались в костюмы эпохи Тан, в том числе - как завязывали "Фу-тоу".


А теперь - внимание: все упомянутые участники встречи у Ван Чанлина, включая его самого, умерли в 8 веке и шляпы 10 века носить не могли! Замечательная цепочка аргументов в этой китайской атрибуции распалась до одного единственного звена: шляпы десятого века мог написать какой-то художник 10 века. Маловато будет!))) Как думаете, все эти люди - с другой пьянки или художник сам был пьян, ему нравились такие шляпы и он нахлобучил их на гостей Ван Чанлина, потому что ему было всё равно?))) Как знать?!)))

Ещё одна предположительная работа Чжоу Венцзюя, а, скорее всего, снова копия - это "Игра в вэйци перед двойной ширмой" из пекинского музея. Вэйци - китайские шашки.


Копия эпохи Сун. Играющие в вэйци перед двойной ширмой. Шёлк, тушь, краски, 40,3х70,5 см. Дворец-музей, Пекин
Кликабельно

На первый взгляд, очень похоже на "Литературное собрание", но линии не столь упруги и свободны - это правда.

Нужно отметить, что отвергнутое авторство "адмирала" Хань Хуана не оставило его без настоящего шедевра в его занятиях живописью. "Пять быков" из пекинского музея - тому свидетельство:

Хань Хуан 韓 滉. Пять Быков, VIII в. Шёлк, тушь, краски, 20,8 x 136,8 cм. Дворец-музей, Пекин
Кликабельно

Чтобы немного добавить красок в представление о собраниях поэтов и повеселить своих читателей, приведу ещё несколько стихов о пирушках и возлияниях.

В деревне у друга

Мой старый друг
на курицу с пшеном
Позвал меня
в крестьянское жилище...

Зелёный лес
деревню обступил,
Цепь синих гор
за ней уходит косо.

Сидим, глядим
на ток и огород.
Пьём, говорим
о конопле и тутах...

Когда придёт
"двойной девятки" день,
Сюда вернусь
к цветенью хризантемы!
Мэн Хаожань, перевод Льва Эйдлина

ОСЕНЬЮ ПОДНИМАЮСЬ НА ЛАНЬШАНЬ. ПОСЫЛАЮ ЧЖАНУ ПЯТОМУ

На Бэйшане
среди облаков белых
Старый отшельник
рад своему покою...

Высмотреть друга
я всхожу на вершину.
Сердце летит,
вслед за птицами исчезает.

Как-то грустно:
склонилось к закату солнце.
Но и радость:
возникли чистые дали.

Вот я вижу -
идущие в сёла люди
К берегу вышли,
у пристани отдыхают.

Близко от неба
деревья, как мелкий кустарник.
На причале
лодка совсем как месяц.

Ты когда же
с вином ко мне прибудешь?
Нам напиться
надо в осенний праздник!
Мэн Хаожань, перевод Льва Эйдлина

И последнее стихотворение в переводе романтика Юлиана Щуцкого, который был настолько популярен в своё время, что даже вызвал много пародий.))

Прохожу перед таверной

Беспросветно пьянствую в теченье
Наших всех тяжёлых, смутных дней.
Это не имеет отношенья
К воспитанию души моей.
И куда глаза ни устремятся
Всюду пьяны все, а потому,
Как же я осмелюсь удержаться,
Чтобы трезвым быть мне одному?
Ван Цзи, перевод Юлиана Щуцкого


Всем здоровья и хорошего настроения!
Tags: В лабиринтах китайской живописи, Стихи, дебри атрибуции
Subscribe

Posts from This Journal “В лабиринтах китайской живописи” Tag

  • Достоинства фазана

    Золотой фазан Chrysolophus pictus - птица из рода воротничковых фазанов - это гибрид, выведенный, как считают китайские учёные, 900 лет назад: в…

  • Гранат и иволга

    Иволга. Лист из альбома, династия Сун. Шёлк, тушь, краски, 24,6х25,4 см. Национальный дворец-музей, Пекин Плод граната созрел – Время иволге…

  • Павлины и красные сливы

    Павлины и красные сливы. Династия Сун. Шёлк, тушь, краски, 24,4х31,6 см. Национальный дворец-музей, Пекин Павлины - редкие птицы в китайской…

  • Птица, привлечённая зрелыми плодами

    Лин Чун. Птица, привлечённая зрелыми плодами, династия Сун. Лист из альбома, шёлк, тушь, краски, 26,9х27,2 см. Национальный дворец-музей, Пекин…

  • Рыбак уснул, птички замёрзли...

    Ма Юань. Рыбалка на осенней реке. Шёлк, тушь, краски, 37х29 см. Национальный дворец-музей, Тайбэй Сегодняшний рыбак не так азартен, как тот, со…

  • В жару рыба не клюёт...))

    Ма Юань. Рыболов на зимнем озере, 1195. Шёлк, 141 x 36 см. Токийский национальный музей У знаменитого сунского художника Ма Юаня 马 远 Ma Yuan на…

  • Вдали, вблизи ли горы? Нет меры расстоянья…

    Кликабельно Ли Чэн. Пышный лес среди далеких вершин, 10 век. Шёлк, тушь, 46 x 298 см. Собрание музея провинции Ляонин Взойди на гору,…

  • Домашние куры и водяные курочки

    Хуан Цюань. Домашние и дикие птицы у пруда. Шёлк, краски, фрагмент. Yale University Art Gallery, Нью-Хейвен На фрагменте свитка из коллекции…

  • Жара и зимние птицы

    Хуан Цюань. Бамбук, слива и зимние птицы, 10 век. Шёлк, краски, 43,8x62,9 см. Национальный дворец-музей,Тайбэй Хуан Цюань родом из Сычуани, где…

promo alexspet november 3, 2018 16:04 16
Buy for 30 tokens
Всех, кто видел картины Брейгеля в реальности, в какой-то момент охватывало желание вооружиться лупой. Художник тщательно выписывал мельчайшие детали не только на переднем плане - у нижней кромки картин, но и на дальнем плане - у линии горизонта. По сведениям биографов Брейгель во время…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments

Posts from This Journal “В лабиринтах китайской живописи” Tag

  • Достоинства фазана

    Золотой фазан Chrysolophus pictus - птица из рода воротничковых фазанов - это гибрид, выведенный, как считают китайские учёные, 900 лет назад: в…

  • Гранат и иволга

    Иволга. Лист из альбома, династия Сун. Шёлк, тушь, краски, 24,6х25,4 см. Национальный дворец-музей, Пекин Плод граната созрел – Время иволге…

  • Павлины и красные сливы

    Павлины и красные сливы. Династия Сун. Шёлк, тушь, краски, 24,4х31,6 см. Национальный дворец-музей, Пекин Павлины - редкие птицы в китайской…

  • Птица, привлечённая зрелыми плодами

    Лин Чун. Птица, привлечённая зрелыми плодами, династия Сун. Лист из альбома, шёлк, тушь, краски, 26,9х27,2 см. Национальный дворец-музей, Пекин…

  • Рыбак уснул, птички замёрзли...

    Ма Юань. Рыбалка на осенней реке. Шёлк, тушь, краски, 37х29 см. Национальный дворец-музей, Тайбэй Сегодняшний рыбак не так азартен, как тот, со…

  • В жару рыба не клюёт...))

    Ма Юань. Рыболов на зимнем озере, 1195. Шёлк, 141 x 36 см. Токийский национальный музей У знаменитого сунского художника Ма Юаня 马 远 Ma Yuan на…

  • Вдали, вблизи ли горы? Нет меры расстоянья…

    Кликабельно Ли Чэн. Пышный лес среди далеких вершин, 10 век. Шёлк, тушь, 46 x 298 см. Собрание музея провинции Ляонин Взойди на гору,…

  • Домашние куры и водяные курочки

    Хуан Цюань. Домашние и дикие птицы у пруда. Шёлк, краски, фрагмент. Yale University Art Gallery, Нью-Хейвен На фрагменте свитка из коллекции…

  • Жара и зимние птицы

    Хуан Цюань. Бамбук, слива и зимние птицы, 10 век. Шёлк, краски, 43,8x62,9 см. Национальный дворец-музей,Тайбэй Хуан Цюань родом из Сычуани, где…