Alexandra Shpetnaya (alexspet) wrote,
Alexandra Shpetnaya
alexspet

Categories:

Мои ночи в Музее Ханенко



К Международному Дню Музеев теперь принято проводить развлекательные ночные экскурсии под названием "Ночь в музее". В этом году такое мероприятие было как раз прошедшей ночью. А много лет назад, в прошлом веке уже, мне пришлось провести две ночи в Киевском музее западного и восточного искусства, ныне - Национальный музей искусств имени Богдана и Варвары Ханенко (или "Музей Ханенків" - как на логотипе музея). Именно с этого музея в далёком 1985 году началась моя музейная карьера, о чём я уже упоминала здесь.


Первую ночь в музее я провела в июне 1989 года в качестве дежурного научного сотрудника. Музей был уже закрыт на ремонт-реконструкцию. Меняли старые дубовые балки перекрытий между первым и вторым этажом на металлические. После проведённой днём сварки боялись случайного возгорания, решили, что стоит понаблюдать ночью за залами, не сдавая музей под сигнализацию. Вот я и осталась "на посту", чтобы периодически подниматься в залы и смотреть не затлело ли где от "заблудившейся" искры. Ночевала я в "Кабинете Ханенко", где теперь восстановлена знаменитая изразцовая печка, только тогда её ещё не было. Дом поскрипывал и потрескивал, словно по-стариковски вздыхал и охал, но привидений не было.)))

К ремонту старого особняка готовились долго, долго делали проект, а закрыться, тем не менее, пришлось спешно: 30 ноября 1988 года, в среду - выходной день музея, когда никого, кроме охраны на посту, в здании не было, вечером была жуткая погода: дождь со снегом и сильный ветер, под порывами которого обледенели все дороги. Я помню, как выйдя из оперного театра, мы пытались хоть за что-то зацепиться и не съехать по гололёду под колёса машин, которые, в свою очередь, выписывали пируэты по мостовой - ни у них, ни у нас сцепления с поверхностью не было. Ветер сорвал что-то тяжёлое (ветку или кусок кровли) и обрушил на световой фонарь над портиком и лестницей на второй этаж экспозиции музея.

Куски армированного стекла от фонаря "пропахали" миллиметровые царапины на бронзовой копии "Боргезского бойца" в портике. Это неутешительное зрелище научные сотрудники музея увидели утром в четверг - 1 декабря, когда пришли на работу. Поначалу музей не закрыли совсем, некоторые залы продолжали работать и принимать посетителей, но вскоре стало ясно, что дольше так продолжать невозможно. Музей закрыли, мы с реставраторами выносили из залов экспонаты, снимали со стен в зале "Искусства рококо" гобелены... казалось, что музей попал в разруху надолго... К маю 1990 года это стало ясно окончательно, и я тогда ушла работать к реставраторам. А в мае 1997 года, когда музей возглавила Вера Ильинична Виноградова, ремонт оживился, наметилась перспектива его открытия через год, и я с реставраторами-резчиками из мастерской "Акант", где работала искусствоведом, пришла в музей, чтобы принять участие в реставрации деревянной отделки интерьеров музея. С февраля 1998 года реставратор Игорь Криницкий снимал на любительскую видеокамеру этапы реставрации залов музея. Съёмка велась давно, а оцифрована была сравнительно недавно, поэтому качество видео оставляет желать лучшего, но один из роликов после торжественного открытия музея 30 мая 1998 года я разместила в конце поста. Из остальных видео сделала скриншоты, чтобы прокомментировать то, что на них существенно для истории музея.

Самая ранняя по хронологии съёмка была проведена 17 февраля 1998 года. В этот день директор музея Вера Ильинична Виноградова (на первом фото ниже) и главный хранитель Ирина Алексеевна Мусатова (на втором фото ниже) обсуждали в "Готической зелёной гостиной" ход реставрации с представителями генподрядчика и начальником Управления культуры Александром Быструшкиным.



Зал тогда был без обивки штофом на стенах, но потолок и верхняя часть облицовки были уже очищены и заново покрыты шеллачным лаком.



На втором фото видно, что слева от двери пусто - итальянские церковные кресла-стали 15-16 веков и французские деревянные рельефы 15 века с изображениями двух ангелов с орудиями Страстей Христовых (остальные четыре рельефа из этого ансамбля находятся в Лувре) ещё ожидали в другом помещении возвращения на место своего постоянного экспонирования.

Это "свежие" фотографии рельефов из экспозиции музея.

А церковные кресла тогда находились на первом этаже в "Кабинете Ханенко", рядом с другими экспонатами - мебелью, которую продолжал реставрировать Степан Ермоленко.



Вот этому креслу ещё предстояла реставрация. А знаменитая печка с "весёлыми изразцами" уже восстановлена.))




На заднем плане за подлокотником - уже отмыта (моими собственными руками) от многих слоёв позднего лака дверь в "Кабинет Ханенко" и заново покрыта шеллачным лаком.



Вот, кстати, это кресло в интерьере "Красной гостиной" на фотографии 1900-х годов.


Но вернёмся в "Зелёную гостиную". На фото ниже - автор при помощи мастихина очищает от старого столярного клея деталь облицовки.



А на этом кадре - очищенная мной от старого клея и разложившегося лакового покрытия резная консоль, готовая к нанесению шеллачного покрытия.


На таких консолях размещались и размещаются средневековые скульптуры из коллекции музея.


Александр Зозуля подгоняет по месту утраты на витрине воссозданный заново фрагмент.



Таким же процессом занят на "льняных складках" облицовки возле камина Андрей Мирза.



В ожидании совещания с генподрядчиком перед витринами (внутри видны резные консоли) - директор "Аканта" Владимир Урванов и я. Внизу перед витринами - фризы Котарбинского из "Красной гостиной".



Алексей Дубяга покрывает шеллаком очищенные от старого лака поверхности облицовки "Зелёной гостиной" над окном.



Вот так выглядел без гобеленов на стенах "Золотой кабинет": потолок к 17-му февраля уже отреставрирован, а большое зеркало и остальная позолота ещё ждут, когда можно будет их отреставрировать и восполнить после разборки лесов в относительно обеспыленных интерьерах. Идеальных условий ждать не приходилось...



Сейчас этот зал выглядит так:


Следующий по хронологии этап реставрации и его съёмка - восстановление облицовки "Дельфтской (Голландской) столовой". На архивном фото 1900-х годов видно, что здесь было много консолей, на которых у Богдана Ханенко был выставлен дельфтский фаянс и китайский фарфор.
Конечно, в таком виде в открытом для посещений музее экспонирование было невозможно. В советское время был демонтирован камин и порталы над главным входом в этот зал из "Голландского дворика" и над входами в два соседних небольших зала, где сейчас "Зал византийских икон" и "Зал искусства Франции".

По проекту нужно было восстановить облицовку порталов - по образцам облицовки выхода на балкон и окон, которые сохранились, а также по архивным фото. На скриншотах с видеосъёмки 26 марта 1998 года ниже - сохранившиеся детали облицовки балконной двери и окон перед монтажом.



Вот так выглядел главный вход "Дельфтскую стооловую" (сейчас - "Зал искусства Испании") изнутри 26 марта 1998 года.



А через месяц - 25 апреля 1998 года - уже установлен новый портал над входом в "Зал Искусства Франции".



Игорь Криницкий монтирует завершение портала над входом в "Зал Византийских икон".



Покрывать этот портал шеллаком предстояло мне, поэтому помню на нём все извилины и загогулины.))



Андрей Мирза и Валерий Нешта монтируют воссозданный главный портал.



Приблизительно в то же время устанавливали новые решётки на батареи отопления в "Зелёной гостиной" - стилизованные под "льняные складки" исторической облицовки. Теперь они выглядят вот так:



А это фрагмент старого штофа с геральдическими флорентийскими лилиями, который выпал из-под крепёжной планки, когда собирались натягивать новую ткань.



Так выглядит камин в этом зале, надкаминная доска - оригинал из дворца герцогов Урбино - вмонтирована в камин при отделке дома в 1887-1888 годах.




"Зал Искусства Испании" с восстановленными порталами сейчас выглядит так:



Роспись с гербом Ханенко на потолке этого зала - работы Михаила Врубеля.



Гардероб, где у Богдана Ханенко была когда-то привратницкая, оборудовали в последнюю очередь. Изготовлено всё было в мастерской "Акант", заканчивали установку и покрывали последние поверхности лаком 29 мая 1998 года. Всю ночь и день до этого все мы провели в музее - 30-го предстояло открытие, а многое ещё нужно было доделать. Мы держались, хотя от нитролака, которым покрывали новое оборудование в гардеробе все слегка угорели уже. На скриншотах ниже видно, как Николай Базько заканчивает монтировать какую-то деталь в гардеробных шкафах, а Алексей Дубяга покрывает лаком нижнюю часть облицовки под окнами, над которыми уже были повешены шторы. Заканчивали всё просто в ураганном темпе.



Эта была моя вторая ночь в Музее Ханенко. Эвакуировали нас грузовиком глубокой ночью 29 мая 1998 года. Утра мы дожидались в мастерской "Аканта", потому что ни у кого из нас не было денег на такси, а общественный транспорт уже не ходил, конечно. На следующий день было торжественное открытие. На видео ниже видно как выглядели интерьеры после реставрации и приведения их в порядок.



Витрины для лиможских эмалей и миниатюрных портретов в "Зале Искусства Франции" были изготовлены год спустя - в мастерской "Аканта". Николай Базько - за работой над витринами, съёмка 3 мая 1999 года.



Спасибо всем за внимание и терпение - с Международным днём музеем всех!
Tags: Музейное закулисье, музей Ханенко, реставрация
Subscribe
promo alexspet november 3, 16:04 16
Buy for 30 tokens
Всех, кто видел картины Брейгеля в реальности, в какой-то момент охватывало желание вооружиться лупой. Художник тщательно выписывал мельчайшие детали не только на переднем плане - у нижней кромки картин, но и на дальнем плане - у линии горизонта. По сведениям биографов Брейгель во время…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments