Alexandra Shpetnaya (alexspet) wrote,
Alexandra Shpetnaya
alexspet

Кринолины и латы - музейные экспонаты

Шекспира (и современников Шекспира) не интересовало, где происходят события.
Хорхе Луис Борхес




Костюмы театра Комеди Франсез (Comédie-Française) к постановкам трагедий Шекспира разных лет составляют внушительную часть коллекции CNCS (Национального центра сценического костюма и сценографии в Мулене). На фото витрины вверху представлены некоторые из этих костюмов с выставки «Shakespeare, l’étoffe du monde» («Шекспир, материя универсума» июнь 2014 - январь 2015 года). Кураторы выставки, словно предвосхищая бесконечные споры наших современников об искажении художниками театра и кино «образа эпохи», напомнили посетителям, что в елизаветинское время театры не имели декораций, а дорогие костюмы не менялись от пьесы к пьесе. Выбор костюма диктовался лишь статусом героя. И сегодня, как столетия назад, актёры потеют в гриме и неудобных костюмах, произнося чужие слова и имитируя при этом проявление чувств, с единственной целью - заставить поверить в происходящее на сцене Станиславского нескольких извергов-критиков скучающих в зале зрителей. Иногда им это удаётся…))
После такой преамбулы вопрос о том, почему Тьерри Мюглер (Thierry Mugler) нарядил леди Макбет в стилизованный фартингейл времён королевы Елизаветы, а не в одежду из эпохи реального шотландского короля Макбета сам по себе неуместен.))



Известный французский модельер Тьерри Мюглер, приглашённый, подобно другим известным кутюрье, для создания костюмов к постановке Комеди Франсез 1985 года, стремился жёсткими, как клетки, платьями леди Макбет подчеркнуть и усилить драматизм происходящего на сцене. Вылепленные из камеди, словно скульптуры, стилизованные латы создают тот же эффект.


Костюмы короля Макбета и Сиварда


Костюмы леди Макдуф и Гекаты

Коллекция сценических доспехов Комеди Франсез – существенная часть собрания CNCS, была показана на выставке «Искусство костюма Комеди Франсез» (L’art du costume à la Comédie-Française).


Кольчуга, созданная по эскизу Шарля Бьянчини для постановки драмы Анри де Борнье «Сын Аретино» 1895 года – настоящая: металлические кольца, рельефное изображение саламандры – из позолоченного металла, а накладка из позолоченного металла с трилистниками украшена зелёными и розовыми камнями. Изображение её Бьянчини нашёл в рукописи эпохи Возрождения.


Кираса Маркиза для комедии Мориса Доннэ «Дом Мольера» в постановке 1912 года тоже выполнена из позолоченного металла, как и кираса Малкольма в постановке «Макбета» 1914 года, выполненная по эскизу Дезире Шено (Désiré Chaineux).



А вот кираса актёра Поля Муне из кожи с медными накладками использовалась в разных спектаклях: кроме «Федры» Расина 1902 года, где он играл Тесея, ещё и в «Ифигении в Авлиде» Расина 1911 года, где он играл Агамемнона.



Позднее – с середины 20 века – металл в сценических доспехах уже не использовали. Исключение – кираса Жана Маре, о которой я писала здесь.

Трагедии Жана Расина для Комеди Франсез – обязательная часть репертуара. Поэтому коллекция костюмов к их постановкам разных лет не менее внушительна, чем к постановкам Шекспира. О костюмах Кристиана Лакруа для «Федры» я тоже уже упоминала здесь.

Для костюма Тесея Лакруа использовал жюстокор эпохи Людовика Пятнадцатого, бархатные кюлоты, кирасу из специальной смолы, имитирующей металл, и длинную бархатную мантию a la Renaissance. Можете начинать удивляться по поводу естественности такого сочетания даже для постановок времён Расина, а вообразить древнегреческого Тесея в таком наряде совсем невозможно.))) Впрочем Еврипида, у которого главным образом Расин позаимствовал сюжет, он всё равно «облагородил» на свой лад: «Я полагал, что в клевете есть нечто слишком низкое и слишком отвратительное, чтобы её можно было вложить в уста царицы, чувства которой к тому же столь благородны и столь возвышенны.» (Жан Расин, из предисловия к «Федре»). Так что о Древней Греции уместнее поскорее забыть, тем более, что, как упоминал Р. Барт в «Книге о Расине», «Перед нами, в сущности, маски: фигуры, чьи отличительные признаки вытекают не из их гражданского состояния, а из их места в общей ситуации, в которой они заперты.»

Как этих покрывал и этого убора
Мне пышность тяжела средь моего позора!
Расин, Федра I,3, перевод О.Мандельштама


Костюм Федры в трагедии Расина, конечно, тоже изготовлен по моде эпохи Расина, причём так поступил не только Кристиан Лакруа, этой традиции последовал и Адольф-Жан-Мари Муро́н (Adolphe Jean-Marie Mouron), более известный как А. М. Касса́ндр для постановки 1959 года.




И в завершение - снова о Шекспире на сцене Комеди Франсез. В 1972 году для постановки «Ричарда III» был приглашён в качестве художника по костюмам сценограф Абделькадер Фарра (Abd'elkader Farrah). Платье в средневековом стиле – костюм королевы Елизаветы и дублет с кольчужной сеткой, имитированной из текстиля – костюм Ричарда III – выполнены из современных материалов, но стилистически пытаются приблизить нас к эпохе главного героя шекспировской трагедии.


В конечном счёте, трагедию образует трагедийное пространство.
Радикальность трагедийной развязки обусловлена простотой исходной проблемы:
кажется, вся трагедия заключена в вульгарной фразе «на двоих места нет».
Трагедийный конфликт – это кризис пространства.
Р.Барт, Книга о Расине, глава «Расиновский человек».

Tags: Музеи в мире, история костюма, ремесло и искусство, сценография
Subscribe
promo alexspet november 3, 16:04 16
Buy for 10 tokens
Всех, кто видел картины Брейгеля в реальности, в какой-то момент охватывало желание вооружиться лупой. Художник тщательно выписывал мельчайшие детали не только на переднем плане - у нижней кромки картин, но и на дальнем плане - у линии горизонта. По сведениям биографов Брейгель во время…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments