Alexandra Shpetnaya (alexspet) wrote,
Alexandra Shpetnaya
alexspet

Category:

Двойной перевод со шведского-27

2016-03-24.png

Ян Мортенсон
Смерть ходит по музею
Продолжение. Начало здесь

XXVII

Но дверь вдруг застыла. Остановилась на полдороги. Так, словно он передумал. Блеснул луч света от фонарика. Скользнул в комнату. Пробежал по столу. Мелькнул по стенам. Перепрыгнул на кушетку и, наконец, остановился на пишущей машинке.

Я сидел на корточках, с затекшими ногами, во рту у меня пересохло, а сердце колотилось так, что я даже боялся, что он услышит. Он медленно вошел в комнату, осторожно закрыл за собой дверь. Но верхнего света не включал, понимая, вероятно, что люди в патрульных машинах на улице могут заинтересоваться, почему это одно окно на фасаде освещено.

Я не мог разглядеть того, кто вошел. Видел лишь его тень. Невозможно было даже определить, мужчина это или женщина. Но я чувствовал, что это мужчина. И мужчина, которого я хорошо знаю.
Он сел на стул, стоявший у письменного стола, и положил фонарик на машинку, чтобы осветить бумаги. Потом взял стопку документов и стал медленно пересматривать их.

Я рассчитал правильно. Он вернулся за тем, что не успел взять, когда застал здесь Карин. Но как действовать теперь? Об этом я не подумал.

Так я и сидел, притаившись за кушеткой. А рядом, за столом, сидел убийца, способный на все. Он не позволит, чтобы кто-то стал у него на пути теперь, когда он почти у цели, когда его замысел почти осуществлен. Единственный мой шанс был в том, чтобы обмануть его. Убедить, будто еще несколько человек знают о том, о чем знал я, значит убивать ему меня невыгодно. Все равно его схватят.

- Бенгт, - тихо окликнул я.

Он вздрогнул, погасил фонарик. Сидел, не двигаясь.

- Я все знаю, - продолжал я. – Полиция тоже.

Темный силуэт в сером квадрате окна оставался немым и недвижимым.

- Я знаю, Вы ненавидите Андерса, Вы ему завидуете. Он – способный, остроумный, обаятельный. Его любят женщины, он нравится мужчинам. Он быстро сделал карьеру. Пишет книги, имеет научную степень, его знают и за границей как серьезного специалиста. А Вы всего этого лишены. У Вас ничего нет. Вы – мрачный, недовольный, дерзкий. Без денег и весь в долгах. Не слишком везет Вам и с научной карьерой. Вы только ассистент, хоть Андерс старше Вас всего на десять лет. А теперь он станет директором музея, что не улучшает Ваших перспектив на будущее. Я помню одну из наших первых встреч. Вы тогда назвали Андерса карьеристом и подхалимом. И сказали, что так ему и надо, имея ввиду кражу.

Он все еще молчал и не шевелился. А я продолжал дальше, пытаясь выиграть время. Ведь охранники иногда делают обход и в административной части музея.

- И вот Вы связываетесь со Скапкой. Он частенько крутился у вас в музее. Вы знали, что он дает деньги взаймы и весьма охотно прибегли к его услугам. Вы купили себе летний коттедж и машину. Возможно, и с долгами за обучение рассчитались. Так как Скапка был щедр. И на займы, и на проценты. Но это была щедрость, которая оплачивается не только погашением долговых расписок. Она требует и совсем другого вознаграждения. Не так ли?

Со стороны письменного стола – ни звука.

- Скапка имел свои причины для такой щедрости. Ему нужен был помощник, вот он его и купил. Того, кто должен был выполнить его поручение весьма деликатного свойства. Украсть корону, скипетр и державу короля Эрика. Этот человек имел доступ к ключам и планам музея. Знал систему сигнализации, подготовил тайное убежище. И знаете, что я думаю? Я думаю, что в том убежище сидели Вы. Потому что Вы единственный, у кого нет алиби на рождественскую ночь. Остальные были дома и ответили на звонки. А потом Вы вышли через главный вход, мимо охраны. Я ведь правду говорю, не так ли?

Он откашлялся, но сидел так же точно тихо.

- Вам нужны были деньги, и у Вас появилась возможность подставить подножку Андерсу, чтобы он уже никогда не стал директором ни в одном из музеев. И последнее, но очень существенное обстоятельство. Весьма существенное обстоятельство. Весьма существенное. Ничего ведь не пропало бы, все должно было вернуться назад целым и невредимым. А деньги все равно появились бы, потому что Скапка проинформировал бы страховые компании и получил процент за то, что Вы с ним украли. Итог блестящий: карьера Андерса испорчена, а Вы рассчитались бы со всеми долгами, да еще и имели бы чистый доход. Держава, скипетр и все остальное вскоре снова засияли бы в витринах, а Скапка подсчитал бы свои комиссионные, которыми его бы осчастливили благодарные страховые компании. Прекрасная картина, не правда ли?

Я помолчал, а потом продолжил:

- Единственное, чего я не понял: как все-таки Скапке посчастливилось поймать Вас на крючок? И зачем Вы потом убили его, да еще и надели корону мертвецу на голову? Но теперь я начинаю понимать. Я знаю, что Вы ищете в тех бумагах. Скапке стало известно, не знаю, каким образом, что Вы мошенничали с отчетами за премиальные фонды. Если это выйдет наружу, Вашему будущему - конец, из музея Вас попросят. А на другой работе Вы себя и представить не можете. Скапка, вероятно, раздобыл какие-то бумаги, изобличающие Ваши махинации. Вам нужно было вернуть их, так же точно, как и долговые расписки за свои «займы», или, точнее, плату за оказанные услуги. Иначе он и в дальнейшем держал бы Вас в руках, даже если бы Вы пошли в полицию. Но Скапка испугался и позвонил мне. Потому что Вы забыли об одной вещи.

Я поднялся из-за кушетки. В ногах у меня закололо. К столу я не пошел, а удобно устроился возле кушетки, на стуле с высокой спинкой.

- Вы забыли уведомить Скапку о том, что предложили правительству обменять Вашу добычу на заключенных в Кумле террористов. Вы не оговорили этого с самого начала, и он решил, что Вы хотите его обставить. Он не знал, что Вы просто испугались моей слежки и надумали оставить фальшивый след, на который полиция охотно клюнула. Но Скапка не знал о Вашей хитрости, позвонил мне и все рассказал. А этого ему делать не следовало, ведь так? И Вы застрелили его, потом взяли из сейфа свои бумаги, корону надели ему на голову, а в руку вложили скипетр. Вы же не были заинтересованы в том, чтобы королевские регалии пропали. А остатки украденных ценностей, вероятно, остались на чердаке. Так что Вы хорошо заработали на этом деле. Поправили свое материальное положение, щелкнули по носу Андерса и заставили замолчать Скапку. Теперь Вам осталось только пересмотреть отчеты на столе, чтобы завтра не случилось чего-либо непредвиденного.

Во рту у меня пересохло, хотя сердце уже билось достаточно спокойно. Нужно только не молчать, и все будет хорошо. Так мне казалось.

Наконец он пошевелился. Закурил сигарету. Спичка чиркнула о коробок и вспыхнула желтым пламенем, не осветив, однако, его лица. Вместо этого пламя ослепило меня.

И одновременно со вспышкой спички, которая осветила темноту, меня внезапно осенило: я ошибся.

Нет! Тот, кто сидел за письменным столом, мог быть кем угодно, только не Бенгтом. Он сидел и, верно, усмехался. Слушал мои разглагольствования и усмехался. Смеялся над моей придурковатостью.

Я вдруг понял: этот человек имел алиби на рождественскую ночь. Правда, он тоже знал все о лабиринтах музея. Знал, где сигнализация, возможно, изготовил копии ключей. Он был где-то поблизости от ресторана и обработал рождественский ужин охранников. Однако он больше зависел от Скапки, чем когда-либо мог зависеть Бенгт. Поэтому он тут и сидел, в темном кабинете Карин, листал бумаги. Существовал по крайней мере один такой документ, который перед совещанием, которое начнется через несколько часов, ему нужно было подменить.

- Знаешь ли ты, что жаждешь недосягаемого? – медленно проговорил я. Поняв, наконец, кто сидит за столом, я вдруг почувствовал полнейшее безразличие. Словно это меня больше не касалось. Очевидно, реакция после первого нервного напряжения. Я был как выдавленный лимон, я почти сочувствовал ему. - Если бы ты был не так изобретателен и меньше думал обо всех деталях, ты, возможно, и справился бы. Но тебя подвели калоши, Хиллестрём и охрана. А более всего – калоши. Мне очень жаль, Андерс.




Продолжение следует

© Александра Шпетная. Перевод на русский
©Перевод со шведского на украинский Юрия Попсуенко и Сергея Плахтинского по изданию Jan Marteson. Doden dar pa museum. Stockholm. 1977. ASKLJD Askied and Karnekull. Forlag AB.
Tags: Музейное закулисье, Смерть ходит по музею
Subscribe

Posts from This Journal “Смерть ходит по музею” Tag

  • Двойной перевод со шведского-29

    Ян Мортенсон Смерть ходит по музею Окончание. Начало здесь XXIX Яркий свет. Белый, резкий свет, он мучит, терзает меня, хоть я и прикрыл…

  • Двойной перевод со шведского-28

    Ян Мортенсон Смерть ходит по музею Продолжение. Начало здесь XXVIII Он ослепил меня своим фонариком. Потом поднялся, подошел к двери и…

  • Двойной перевод со шведского-26

    Ян Мортенсон Смерть ходит по музею Продолжение. Начало здесь XXVI Когда я заглянул в спальню, Карин уже засыпала, и я, чтобы дать ей…

promo alexspet november 3, 2018 16:04 16
Buy for 30 tokens
Всех, кто видел картины Брейгеля в реальности, в какой-то момент охватывало желание вооружиться лупой. Художник тщательно выписывал мельчайшие детали не только на переднем плане - у нижней кромки картин, но и на дальнем плане - у линии горизонта. По сведениям биографов Брейгель во время…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments