Alexandra Shpetnaya (alexspet) wrote,
Alexandra Shpetnaya
alexspet

Двойной перевод со шведского-25

2016-03-24.png

Ян Мортенсон
Смерть ходит по музею
Продолжение. Начало [здесь]http://alexspet.livejournal.com/11004.html

XXV

- Что Вы тут делаете? – строго спросил охранник в зеленой форме.

- Меня кто-то закрыл. Сначала дверь закрылась от сквозняка, а потом кто-то пришел и закрыл меня.

Я понимал, что это звучит неубедительно. Того же мнения был и охранник.

- А как Вы сюда попали? У Вас есть ключи, Вы здесь работаете? Пойдемте со мной.

И он решительно взял меня за локоть.

- Я ничего не имею против. Но сначала нужно зайти в кабинет фрекен Стенман. Ей необходима срочная медицинская помощь. Кто-то пытался ее убить. Ударил по голове. Она лежит внизу, на кушетке.
- Убить? Что за вздор!

Охранник, видимо, не поверил мне и крепче стиснул мой локоть.

- Мы договорились встретится здесь в девять часов. Когда я зашел в комнату, она была без сознания, сидела, положив голову на машинку.
- Почему Вы не позвонили в полицию?
- Ее телефон поврежден. Оборван шнур.
- Поэтому Вы побежали на чердак? Чтобы позвонить? – насмешливо поинтересовался охранник.
- Я искал телефон. И случайно вышел на чердак, а потом меня закрыли. Нам нужно поспешить. Он может вернуться.

Он явно мне не верил. Но все-таки спустился со мной на третий этаж, и мы прошли по коридору с зелеными стенами мимо дверей Андерса. Возле дверей Карин он остановился.

- Ну, так где же Ваш труп?
- Если отпустите мою руку, я покажу.

Двери, однако, были закрыты. На замок.

Охранник покачал головой и достал тяжелую связку ключей. Перебирая их, он внимательно вглядывался в номера и, наконец, выбрал желтоватый ключ к американскому замку.

Он вставил его в скважину и повернул. Дверь открылась. В комнате было темно. Он включил свет. Ни Карин, ни кого-нибудь другого. Кушетка была пуста. Письменный стол тоже. Бумаги и документы лежали на столике рядом, сложенные аккуратными стопками.

- Она вон там лежала, - прошептал я, показывая на кушетку.

Мы смотрели на полосатую шелковую ткань, на полированное красное дерево в стиле ампир.

- Нет, лучше пойдемте туда, куда шли. Вы расскажете это в полиции.

Только мы подошли к двери на противоположном конце коридора, как она открылась и появился Андерс Брун в пальто и шляпе.

Он удивленно уставился на нас.

- Юхан? Ты что тут делаешь? Почему он держит тебя за руку?
- Я только что задержал этого человека, - сдержанно ответил охранник. – Он прятался на чердаке и утверждает, будто вон в том кабинете лежала раненая девушка, которую кто-то ударил по голове. Но там – никого. Так что лучше я вызову полицию.
- Это ни к чему, - уверенно проговорил Андерс. – Я могу Вас заверить, что господин Хуман не грабитель и не убийца. Хотя он и имеет привычку появляться при таких странных обстоятельствах. Я все равно еще поработаю немного, так что он может тут остаться.
- Нет, так не положено. Тут должна решать полиция. Пойдемте.

После пятиминутной прогулки по коридорам и переходам мы вышли на парадную лестницу. Миновали «Въезд Густава Вазы в Стокгольм», где первый шведский монарх сидел на коне, не имея ни малейшего представления ни об Эрике, ни о его короне, не говоря уже о Национальном музее. Мы спустились на первый этаж и оказались в маленькой, совсем пустой комнате рядом с рестораном. Там сидел еще один охранник и читал статью в «Folket i Bild». Полураздетая девушка призывно смотрела поверх колоссального бюста. Другой охранник оторвался от журнала, с интересом взглянул на меня.

- Этот субъект лазил на чердак и сочиняет, будто тут только-что кто-то хотел убить девушку. Ты ничего не слышал?

Тот отрицательно покачал головой, закурил сигарету.

Через десять минут появилась полиция. Двое здоровяков в кожаных куртках и белых портупеях хотели взять меня под руки, однако я вежливо, но решительно уклонился и объяснил, что пойду сам, что я не собираюсь бежать и что я хороший знакомый комиссара Асплунда. И если они позвонят ему, то недоразумение прояснится.

Однако их каменные лица были непреклонны. Точно я обращался к стене. Оставалось только идти с ними.

Я надеялся, что нас никто не увидит. Но этим вечером мне во всем не везло. Возле входа я увидел Дика. Он вышел следом за нами.

- Юхан? – сказал он удивленно. – Что Вы тут делаете в такое время? И почему полиция? Так грабитель Вы?
- А сами Вы что тут делаете? – спросил я устало. – У Вас неотложная работа в субботу вечером?
- Я пришел взять для Греты книги. У нее грипп, и завтра ей придется работать дома.

И он ткнул мне под нос два потрепанных тома о серебряных изделиях восемнадцатого столетия.

- Ну что, едем? – важно промолвил первый полицейский. Второй утвердительно кивнул.

- Я хочу видеть комиссара Асплунда, - снова потребовал я уже в машине. – Это очень важно. Идет речь о покушении на убийство.

Полицейские переглянулись. Один пожал плечами и уставился на старое здание риксдага на Хельгеандсхольмене. Другой достал рацию, покрутил какие-то колесики.

- Машина двадцать девятая. Выезжаем с задержанным в Национальном музее. Его фамилия Хуман, он утверждает, будто ему срочно нужно увидеть комиссара Асплунда. Говорит, что было покушение на убийство.
- Ясно, езжайте, - заскрипело в приемнике.

И машина покатила по безлюдному, по-январски темному Стокгольму. Было где-то около десяти.
Немного погодя, снова затрещала рация.

- Все в порядке, - сообщил голос. – Асплунд сегодня вечером на службе. Можете везти задержанного к нему.
- О-кей.

Через десять минут я сидел на уже знакомом мне месте. На стуле для посетителей по другую сторону письменного стола Калле. Но на этот раз мне не предложили ни кофе, ни коньяку. Калле казался крайне раздраженным.

- Что ты вытворяешь, черт возьми? – вызверился он на меня. – Вдруг приходит рапорт, что тебе приспичило играть в прятки именно в Национальном музее! Субботним вечером! А потом пытаешься убедить охранников, будто полез на чердак вызывать полицию и «скорую помощь», так как кто-то, мол, совершил покушение на Карин Стенман, которую ты, будто бы, оставил без сознания на кушетке. А когда вы туда приходите, комната закрыта и пуста! И убрана, как церковь в Страстную пятницу! Тебе не кажется, что у меня и так хватает хлопот, а ты вынуждаешь меня спасать твою шкуру каждые четверть часа! Вспомни, что случилось со Скапкой. Ты был в пивоварне именно тогда, когда его убили. Не каждый позволил бы тебе так легко отделаться, как я. Если так будет продолжаться и дальше, обо мне могут доложить в министерство юстиции. Что я там объясню? Что все нормально? Что мой друг, господин Хуман, имеет привычку прятаться по чердакам и находить еще теплые трупы? Оригинально, просто прекрасно. Нет, Юхан, пора кончать.

- Если ты хоть немного успокоишься, я тебе все объясню. Дело серьезнее, чем ты думаешь. Мы договорились с Карин, что я зайду за ней в девять часов. Когда я пришел в музей, она сидела в своем кабинете, положив голову на машинку. Без сознания. Сначала я подумал, что она мертва. По всему столу были разбросаны бумаги, а когда я снял трубку, чтобы вызвать полицию и «скорую помощь», шнур оказался оборванным. В поисках телефона я бегал по всему музею и случайно попал на чердак. Там меня закрыли. Хотя это был, я думаю, сквозняк. Как вдруг, крадучись, появляется какой-то тип и лезет по приставной лестнице в каморку наверху. В ней они, возможно, и провели рождественскую ночь. Потом, когда охранник меня выпустил, Карин уже не было. Она исчезла. Убийца, наверное, вернулся, увидел, что она жива, и… А тело куда-то затащил. А ты тут расселся и блещешь остроумием. Черт-знает-что!

- Ничего обидного я не хотел сказать, - пробурчал Калле, щупая своими толстыми пальцами щетину на подбородке. – Но рапорт имел странный вид, согласись. Так, говоришь, когда ты зашел, Карин лежала без сознания, а когда вернулся, она исчезла?

Я кивнул.

- А долго ты был закрыт на чердаке?
- Может, с полчаса.
- За полчаса можно многое успеть. А почему это она в субботний вечер была на работе?
- Завтра с утра совещание руководства, у нее было много работы. Перед тем как мы ушли, приходил Андерс. Собирался еще работать. Хотя… - Я замолчал.
- Хотя что?
- Да то, что он вот так появился. Не он ли это был на чердаке? Да и Дик. Он тоже приходил. За книгами для Греты, она больна. Так он, по крайней мере, говорит. Странные совпадения. Знаешь, что я думаю?

Калле покачал головой.

- Так вот, кто-то из них наведался на чердак и забрал остатки украденных драгоценностей. Я думаю, они все время были спрятаны на чердаке. Сам подумай. Где найти тайник надежнее, чем в музее?
- В этом, возможно, что-то есть… Однако, главное сейчас – найти девушку. Может, она пришла в себя, прибрала все и ушла, но еще не пришла в себя по-настоящему и не в состоянии дойти до дома. Ведь вокруг музея – вода. Нужно сначала позвонить ей домой. Ты видел ее в последний раз час назад?

Я набрал номер, знал его наизусть. Заметил, что от Калле это не укрылось. Прозвучал гудок, еще один… Я уже хотел было положить трубку, но ответил мужчина. Густой мужской голос.

- Простите, - сказал я. – Наверное, я ошибся.
- Фрекен Стенман только что пришла в себя, - сказал голос. – Но она… она не очень хорошо себя чувствует. Что-то передать?
- Она дома? Неимоверно! Это Юхан Хуман. С кем я говорю?
- Вы, Юхан? А я и не узнал. Это Бенгт. Бенгт Хеллер. Сегодня вечером, после кино, я зашел на минутку в музей и увидел, что у Карин горит свет. Она, как видно, упала и ударилась головой, лежала на диване без сознания. Я хотел вызвать помощь, но она отказалась. Очень просилась домой. Я прибрал кое-как, а потом отвез ее домой в своей машине. Она сейчас лежит, выпила рюмку коньяка и снотворное. Я как раз собирался уходить.
- Подождите, - попросил я. – Я приеду. Думаю, и Калле Асплунд не откажется присоединиться…

- Она дома, - сказал я Калле. – Я сейчас туда иду. Может, и ты со мной?..

- Так…так… - размышлял вслух Калле, когда мы сидели на широком заднем сидении полицейской машины. – Не часто увидишь такое рвение к работе, как у твоих музейных друзей. Карин проводит там субботний вечер, и Андерс остается допоздна работать. Дик заходит за книгами, а Бенгт Хеллер забегает после кино. Не удивительно, что у них все так хорошо выходит. С выставками и тому подобным. Столько ревностных сотрудников.

Я не отвечал: я думал. Когда напали на Карин, а меня закрыли на чердаке, когда «тень» лезла по лестнице к тайнику под крышей, тогда и Андерс, и Бенгт, и Дик были где-то поблизости. Такое совпадение вряд ли было чистой случайностью.

Нам открыл Бенгт. Он казался встревоженным.

- Она лежит в спальне.

Там мы ее и увидели, бледную как мел. Черные волосы, словно темный нимб, обрамляли лицо. Она вяло улыбнулась, когда мы зашли.

- Дорогая, - сказал я, садясь на край кровати. – А я уже думал худшее. Телефонный шнур у тебя в кабинете был оборван, а меня закрыли на чердаке, когда я побежал звонить в полицию и в больницу.
- Бедный Юхан. Но ничего, все закончилось хорошо.

- Я вот что думаю, - задумчиво молвил Калле. – Позвоню-ка я на всякий случай врачу. С сотрясением мозга шутки плохи. – И он вышел в другую комнату к телефону.

- Ну, рассказывай, - сказал я, взяв ее нежную руку и не обращая внимания на Бенгта, который недовольно уставился на меня. – Расскажи, что случилось.
- Я почти ничего не помню. Я сидела и печатала. Дверь за моей спиной открылась, и я, не оборачиваясь, сказала: «Привет, Юхан, ты уже тут?» - или что-то в этом роде. А потом – только жгучая боль, вот, собственно, и все, что я запомнила, пока не пришла в себя по-настоящему. Тут, дома.
- Ты упала на стол, голова на машинке, а на столе – куча бумаг. Телефонный шнур был оборван.

- Сейчас придет врач, - сказал Калле. – С головой не шутят. С Вашего стола или из ящиков что-нибудь пропало?
- Не знаю, - она закрыла глаза. – Не имею ни малейшего представления. Но я не понимаю, что это могло означать. Ведь у меня хранятся только куча старых протоколов и расчетных книг. Квитанции и все, что касается фондов Андерса. Книги Веры Перссон, отчеты за последнее полугодие.
- Веры Перссон? – переспросил Калле.
- Это наш главный бухгалтер. Заведует деньгами, ведет книги и тому подобное. Но все это вряд ли могло заинтересовать грабителя. Неужели он напал на меня только для того, чтобы посмотреть на документы?
- Кто знает… - Калле взглянул на Бенгта Хеллера. – Всю эту головоломку составили из таких неимоверных конструкций, что именно здесь и может прятаться отсутствующее звено. Когда мы узнаем, зачем кому-то понадобились Ваши бумаги, то, сдается мне, решение будет найдено.

- А в шкафу? – спросил я. – В сейфе у тебя что было?
- Ничего особенного. Всякие сведения о наших сотрудниках. Андерс, как заместитель директора, отвечает и за кадры. Поэтому у меня хранятся документы на всех наших сотрудников, начиная с заявлений о приеме на работу и тому подобного. Но кого они могли заинтересовать?
- Выходит, могли. – сказал я. – Тут точно ничего нельзя знать. А тот сейф, он всегда закрыт, это правило?
- Да, ведь там хранится много бумаг, в которых нельзя позволить копаться первому встречному.

Врач пришел и ушел. Подтвердил, что Карин нужно несколько дней полежать, выписал какие-то таблетки и обещал позвонить.

Бенгт Хеллер ушел вместе с врачом, Калле Асплунд – через пять минут после них.

- А ты знаешь, - сказал он в передней, надевая пальто, - что Скапку застрелили из девятимиллиметрового «люгера»? Угадай, что это за пистолет?
- Немецкий, если мне не изменяет память. Был на вооружении в гитлеровской армии во время войны.
- Ты смотри, угадал. – Калле даже немного удивился моей осведомленности. – И это указывает на «Красный август», разве не так?
- Это может указывать на кого угодно, - возразил я. – А теперь угадай ты. У кого нет алиби на рождественскую ночь? Кто одалживал у Скапки деньги и зависел от него материально? Кто симпатизирует «Красному августу» и кто находился в ста метрах от места убийства в четверг вечером? И кто позднее неожиданно появился в музее, когда я заблудился на чердаке, а Карин огрели по голове?
- Тут нечего угадывать, - пробормотал Калле и взял свою шляпу.


Парадная лестница Национального музея Швеции


Карл Ларссон "Въезд Густава Вазы в Стокгольм"



Риксдаг на острове Хельгеандсхольмен



Продолжение следует



© Александра Шпетная. Перевод на русский
©Перевод со шведского на украинский Юрия Попсуенко и Сергея Плахтинского по изданию Jan Marteson. Doden dar pa museum. Stockholm. 1977. ASKLJD Askied and Karnekull. Forlag AB.
Tags: Музейное закулисье, Смерть ходит по музею
Subscribe
promo alexspet march 31, 2016 21:00 9
Buy for 10 tokens
Из детективов на музейную тему мой любимый - "Смерть ходит по музею" Яна Мортенсона. В нем практически нет ничего, что неприятно царапнуло бы чувствительную душу музейщика, зато много юмора, обаятельный главный герой и увлекательный сюжет. Чтобы поделиться им с друзьями, пришлось сделать перевод с…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments