Alexandra Shpetnaya (alexspet) wrote,
Alexandra Shpetnaya
alexspet

Двойной перевод со шведского-7

2016-03-24.png

Ян Мортенсон
Смерть ходит по музею
Продолжение. Начало [здесь]http://alexspet.livejournal.com/11004.html

VII

- Тут все ясно, - сказал Калле и засопел трубкой.
Мутно-желтые клубы дыма поднимались к потолку, извергаясь из жерла его трубки, как серные испарения из исландского вулкана, и я закашлялся: «Ясно, что прозвучит выстрел во тьме, a shot in the dark, как говорят американцы.»

И совершенно не заботясь о моих измученных легких, он продолжал:
- Даже слепая курица время от времени находит зерно, вот я и хочу пустить тебя по следу. Но, насколько я тебя знаю, это лишнее. Ты, конечно, уже чувствуешь, откуда ветер дует?
- Сам ты слепая курица. Без меня ты бы уже не раз сбился с курса. И ты это прекрасно знаешь. А сами-то вы что собираетесь делать? Засылать по всем направлениям детективов-любителей – маловато будет. В новом роскошном здании полицейского управления, которое мы, налогоплательщики, вам соорудили, должны были бы изобрести методы и посерьезнее.
- Как же, как же. Еще год тому назад более тридцати тысяч преступлений оставались без расследования, а раскрытие упало до тридцати процентов. Теперь дела пошли на лад. Но тут – как наколдовал кто. – Он вздохнул и положил трубку на блестящую поверхность моего стола из красного дерева. Я молча переложил ее на тарелку. – Вот хоть бы те же отпечатки пальцев. Их у нас зарегистрировано почти девяносто тысяч. Если повезет, мы находим человека за несколько минут. С помощью компьютера это очень просто. Но среди старых "клиентов» мы таких отпечатков не нашли. И modus operandi тоже ничего не дал.
- А это что еще за штука?
- Еще одна база данных. В нее мы вносим сведения о способах осуществления преступлений. Разные методы, хитрости и все такое. Оттуда можно получить данные о почерке каждого известного преступника. Но и там – ничего.
- Оно и понятно. Королевские короны не каждый день крадут.
- И слава Богу. Вполне достаточно и одного раза. Мы уже проверили все предыдущие кражи в музеях – ничего похожего. – Калле вздохнул и посмотрел в окно.
- Я бы на твоем месте сосредоточился на тех двух охранниках, - сказал я. - Сам подумай. С этими манипуляциями по поводу их ужина далеко не все ясно. Они же могли и не заснуть в нужный момент. Допустим, у одного не было аппетита. А как только они бы начали засыпать, их бы вызвали на связь с центром. Наиболее рискованная деталь операции. Другое дело – обезвредить охранников или, пригрозив им пистолетом, связать. А строить всю операцию на том, что двое парней на посту съедят нашпигованные снотворным бутерброды с ветчиной и финики, слишком рискованно. По крайней мере, я на месте вора на такое не пошел бы.
- Но ты же не вор. А если серьезно, то мы из этих ребят выжали уже все, что только можно было. Ретивые, выговоров не имеют и с прекрасными рекомендациями. Корзинку с рождественским ужином им приготовили в ресторане при музее. То, что там осталось, мы подвергли анализу. Даже апельсины были начинены снотворным. Вполне достаточно, чтобы свалить с ног коня.
- А как можно апельсины начинить снотворным?
- С помощью шприца для инъекций. Причем этот препарат совсем не имеет привкуса. Термосы от кофе были почти пусты, а ребята ничего не почувствовали.
- А как же со временем? Как воры сумели рассчитать, что охранники заснут именно в это время?
- Они ежедневно ужинают около двенадцати. А в два часа ночи – кофе. Это молодые, здоровые парни, любят поесть, если есть такая возможность. Так что к двум часам ночи они уже спали, как убитые. Привести их в сознание сумели только к девяти часам утра.
- Пусть так, - заметил я, подливая себе уже холодного чая. – Значит, охранники глотают снотворное и спят, как мертвые. Однако, это ни на какие вопросы не отвечает. Связаны ли они с ворами? Откуда те узнали о распорядке дежурства? О времени ужина и выхода на связь с центром? О том, что они получат от музея рождественское угощение? Что по случаю праздника их будет двое, а не четверо или шестеро?
- Все правильно. Мы это учли, не беспокойся. Но как мы не крутили, как не вертели этих парней, к ним не подкопаешься. Снотворное, когда промыли желудок, нашли у обоих. Подлить товарищу в кофе какую-нибудь гадость, а потом, когда тот заснет, помочь ворам, не мог ни один из них. А, впрочем, мы их пока еще не отпустили. Хотя ясно – это честные, порядочные ребята. Будь по-другому, нам бы было легче.
- Так-так, - удовлетворенно сказал я. – Значит, можно констатировать: ты, окруженный в своем роскошном офисе всякими чудесами криминалистики, имея в своем распоряжении весь Интерпол и всю шведскую полицию, ты приходишь в мою скромную лавочку и просишь решить твои проблемы. Меня, по правде говоря, это тешит.
- Не юродствуй, - отрезал он. – Тут как на рыбалке. Чем больше крючков и червячков, тем больше шанс. Теоретически, по крайней мере.
- Очень мило. – Я притворился обиженным, несправедливо обиженным. – Сначала ты приходишь и просишь меня поработать метлой по темным закуткам, где живут мои знакомые, страдающие светобоязнью. Потом сравниваешь меня со слепой курицей, а теперь я стал червяком. Наживкой, которую ты опустишь в темное, холодное и неизвестное тебе озеро в надежде, что на меня клюнет щука и ты притащишь домой огромную рыбину, а тебя как героя встретят на кухне. Неприкрытый цинизм и неуважение к людям – вот как это называется.
- Ты совершенно прав. Котелок у тебя, как всегда, варит. Такой мелюзге, как ты, и правда суждено помогать нам, чтобы мы, избранники судьбы, осветили своими благородными деяниями тьму истории. Твоя правда. А теперь мне пора… Ты ж только смотри, не влипни!

Он ушел. А я остался наедине со своими мыслями. «Жертва противоречивых чувств», как писали в старых романах. Я не питал никаких иллюзий, ни в чем себе не лгал. Конечно, я открою глаза, напрягу слух, но шанс споткнуться о корону Эрика XIV или найти державу в снеговой каше на Стурторьет был микроскопическим, если вообще был. Хотя, конечно, никогда не знаешь, где найдешь… И снова появилось ощущение холода в затылке. Перед чем-то опасным. Я зашел в свою маленькую контору, развернул телефонный справочник и набрал номер.
Прозвучал гудок, еще один. Я подождал минуту и уже хотел было положить трубку, когда на другом конце ее сняли. Никто не ответил, я слышал только чье-то дыхание.

- Алло, - сказал я. – Это Юхан Хуман с Чепмангатан. Есть ли там Стиг? Скапка Стремберг?
- Ты, Юхан? – послышался быстрый, хриплый ответ. – Какого черта тебе нужно?

Это был он. Пьянчужка и эксперт по страхованию, антиквар, балансирующий на грани между правдой и обманом, между законом и преступлением. Он ходил по канату без страховочной сетки внизу. Хотя в кругах, где он вращался, она бы и не помогла. Среди тех, с кем он общался, ничто не помогает доносчику, когда его разоблачают.

- Что случилось? Что тебе нужно? – Скапка говорил отрывисто, неровно. Трезв ли он?
- Скапка, дружище. Я только хотел перекинуться с тобой парой слов.
- О чем?
- Да так - о том, о сем. Ты же заходил ко мне перед Рождеством и показывал фотографии нескольких серебряных вещей, помнишь? Вот я и хочу поговорить о них. Может, я даже кое-что слышал, - солгал я.
- А, вот оно что. Ну, ладно. – Казалось, он облегченно вздохнул. Словно боялся, что я к нему по другому делу. Впрочем, возможно, это только моя фантазия. – Встретимся, почему бы и нет.
- Можно к тебе зайти прямо сейчас?
- Гм, - засомневался он. – Приходи лучше вечером ко мне в контору.
- У тебя есть и контора?
- Не паясничай. Ясное дело, у меня есть контора. У тебя же она есть. Как никак бизнес, дружок. Я им занимаюсь в Нюрнбергской пивоварне на Хегбергсгатан, семьдесят один. Если придешь ровно в восемь, я буду ждать возле входа и впущу тебя. Ну, мне пора. Пока…

- Пока, - медленно сказал я и положил трубку. – Пока… Неплохо, - обратился я уже к Клео, которая жмурила на меня голубой глаз над краем корзинки. Надо же. Скапка процветает, как в былые времена, даже открыл контору. Неплохо. Совсем неплохо…

Площадь Стурторьет в Старом городе и дом на Хегбергсгатан, 71



Продолжение следует

© Александра Шпетная. Перевод на русский
©Перевод со шведского на украинский Юрия Попсуенко и Сергея Плахтинского по изданию Jan Marteson. Doden dar pa museum. Stockholm. 1977. ASKLJD Askied and Karnekull. Forlag AB.
Tags: Музейное закулисье, Смерть ходит по музею
Subscribe
promo alexspet november 3, 16:04 16
Buy for 10 tokens
Всех, кто видел картины Брейгеля в реальности, в какой-то момент охватывало желание вооружиться лупой. Художник тщательно выписывал мельчайшие детали не только на переднем плане - у нижней кромки картин, но и на дальнем плане - у линии горизонта. По сведениям биографов Брейгель во время…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments